Начало Сказки Городское Гостевая Обо мне Разности



Все и ничего обо мне

Рассказать о себе. Это всегда было трудно. Это почти то же самое как взять скальпель и произвести себе вскрытье. Живьем причем. То есть ты ещё жив, но вскрытие уже пора производить. Наверно, лучше всего можно рассказать о человеке после его смерти, но я, к счастью-сожалению, всё ещё жива. Хожу, топаю по земле, смотрю на солнце и порой бываю абсолютно счастлива без явной причины. Пожалуй, тут и можно вставить банальное: "Зовут меня..."

А зовут меня по-разному. Юи, например, Юико если быть точнее. Да, да, это имя из аниме... нагло взяла в аренду, и возвращать не собираюсь.

Ещё есть такое имя: Мичинио, Мич для близких. Это имечко пришло из одной книги. Мужское грузинское имя, но я его люблю, слишком долго жила с ним.

Одна девушка зовёт меня Маниста. Красиво, да?

А из лично мной придуманных всего три: Азизис, Лексин и Рова.

Вы не подумайте, я не какой-нибудь именной маньяк, просто каждое имя для меня не пустой набор звуков, а ключик к моей душе. Причем все ключи с разных сторон. Можно сказать, что все эти имена очень разные личности, со своей историей и судьбой.

Ну вот…про имя рассказала...а про что теперь? Наверно, про себя...чем живу, например. Два основных предмета — мечты и книги. Ну, ещё мысли можно добавить. Это то, без чего не выживу, начну из себя изображать рыбу, выброшенную на берег и прочих бедных помирающих животяг. И только любимая книга или давняя мечта, ну на крайний случай тонкая мыслишка спасут меня от кислородной недостаточности.

О любви... Сложный на самом деле вопрос...давайте я лучше вам что-нибудь другое расскажу.

Например, о том, стоит ли меня есть(обещала же на главной странице). Мой ответ: НЕ СТОИТ! Я ядовитая и невкусная, а в крови природный наркотик. Жуткая смесь, в общем. Отравитесь, не дай боги, а моя душенька потом будет чувствовать угрызения совести. Лучше избавим друг друга от такого неудобства и не будем меня есть. Однозначно.

Вот и всё, пожалуй, рассказала то, что могла. А где же факты, возмутятся некоторые. А зачем? — отвечу я. Зачем вам эти сухие сведенья о моем паспортном имени, возрасте и месте проживания? Уверяю, скучная и совершенно бесполезная информация. Тем более для сказок.

За сим откланиваюсь.

Всегда своя, Юи.



А вот ещё одна версия сведений обо мне. Писалась просто так, под настроение, без всяких обязательств, поэтому, я думаю, вышло лучше:


Днём я работаю городским сумасшедшим в ещё(уже)несуществующем городе. Развешиваю на фонарных столбах странности, собираю кусочки чужих мечт, сшиваю отрывки снов. Прогуливаюсь иногда кошкой, мурлычу песенки, влюбляюсь в прохожих и моргаю зелеными глазами, смотря на заходящее солнце. Иногда могу зыркнуть драконом или притвориться призраком. Оставлю пару подарочков хорошим существам, положу горстку улыбок на тротуар. Зайдёт солнце, станут желтыми окна чужих домов. Я с грустью буду сидеть на крыше чьего-нибудь дома. Чьего-нибудь, но точно не моего. Грусть будет поскуливать, а я кивать головой. Потом грусть уйдет, и я останусь одна. Надоест сидеть — пойду в гости. Буду нежданным гостем, странным, иногда желанным. Усядусь и, не смотря на хозяина, достану наугад сказку или историю. Они все хорошие, эти сказки и истории. Но приходят ко мне только по ночам. И я, немного смущаясь громкого названия, говорю: "Я сказочник". Сказки и истории ластятся, трутся об ноги, залазят на плечи, забираются и копошатся в моих волосах. Хихикают порой. Я достану одну из них и начинаю медленно её рассказывать, стараясь рассказать всю. Обычно мои сказки очень личные. Такие не расскажешь по десять раз десяти разным людям. Максимум двум. После того как сказка или история проговорена вслух, мы немного помолчим. А потом я вдруг посмотрю на своего слушателя, а моя питомица, сказка или история, уже и не моя вовсе, а его. Нравятся моим сказкам мои знакомцы. Остаются они с ними, живут, шепчут иногда на ухо что-нибудь. Мне не жалко. Главное, чтобы и знакомцам и сказкам с историями хорошо было. А от меня не убудет. Прибегут из других книг, воплотятся из давних мыслей, а может и вовсе, подхвачу где-нибудь как простуду. Хотя, конечно же, сказки намного приятней простуды. Ночь подходит к концу, собирает в охапку звезды, протирает луну и махнув на прощанье облаком, скрывается в противоположной стороне от восходящего солнца. А солнце заставит почувствовать меня одиночество и холод. Я поежусь, завернусь в какую-нибудь теплую одежку, лягу под одеяло и, не обращая внимания на щемящее чувство одиночества внутри, засну. А когда проснусь — будет уже светло и города, настоящие и не очень, будут жить своей жизнью. Я надену какую-нибудь безумную шляпу и отправлюсь на работу городского сумасшедшего. Развешивать странности, собирать кусочки мечт и сшивать отрывки снов...



А это уже так, но тоже обо мне слегка:


Навеяно отражением

Хочется стать детской куклой. Чтобы меня садили на стульчик рядом, наливали янтарного чая в пластмассовую чашку, выкладывали пряники на блюдце и называли как-нибудь по кукольи, Машей, например. Чтобы со мной засыпали в обнимку, чтобы просили мне сшить платье у мамы, чтобы устроили мне свадьбу с одноглазым плюшевым медведем, чтобы ходили со мной гулять. Это по-кукольи.

А по-человечески тоже хочется пряников, гулять и янтарного чая. И новое лоскутное платье.

И дело тут не в желании быть любимой или какой-то другой фигне, которая присутствует в моей голове в различных вариациях. А дело в том, что когда ты одинок, то просто устаешь быть наедине с собой. Устаешь слушать свои бесконечные монологи, упражняться с собой в остроумии и острословии, ободрять себя самостоятельно и самостоятельно ругать. Начинает казаться, что ты на самом деле один во всем мире. И другие люди превращаются в не слишком продуманные выдумки.

И в то же время я понимаю, что из меня никакой близкий человек. Не умею я им быть. Только далеким, чужим и холодным. Не умею интересоваться, как прошёл день и что интересного было на работе. Но при этом я, похоже, начала срочно нуждаться в заботе и тепле.

Убивает меня порой эта противоположность. Я умею быть одновременно двумя несовместимыми личностями. Иногда это удобно. Иногда не очень.

И всё-таки хочется пряников и заботы. Пряников с миндалём, а заботы без претензий.

Кстати, вернее совсем некстати, небо такое темное, что я увидела только две звезды. Но ветер, подувший мне в лицо в который раз напомнил, что у меня есть он, а у него есть я. Эта такая наша давняя, с детства, игра, что мы дороги друг другу. А может и не игра. В любом случае это прикосновения ободрило меня и дало сил.

Вторник, 25 Марта 2008 г. 22:12



И еще вот так:


Я хотела бы быть самым настоящим сказочником и волшебником в реальности. Скорей всего высоким мужчиной с длинными светлыми волосами, то ли просто русыми, то ли уже седыми. Быть таким сказочником, чтобы по моему лицу никто не мог сказать, сколько мне лет. Юноша? Мужчина? Старик? Загадка... Волшебником с леденцами в карманах. Зеленые, красные, желтые и синие. Да, да, синие леденцы были бы у меня любимые. Я бы смотрел сквозь них на мир чаще всего. Посмотрел вокруг через такой леденец, подивился искаженным формам и причудливому цвету и съел. Считай, съел весь тот необычный мир, который увидел. Целый удивительный мир внутри! Я бы угощал этими леденцами всех людей. Детей и взрослых, старушек и бизнес-леди, студентов и профессоров, давал бы эти леденцы парочкам влюбленных и одинокими меланхоличным субъектам. Я заново учил бы людей принимать неожиданные подарки, не ждать подвоха, а улыбаться, смеяться и говорить искренне "спасибо".

Я бы строил вместе с малышней в песочнице замки, лишь для того, чтобы через несколько часов они снова превратились в обычный песок, но в то же время воплотились в какой-нибудь реальности со своими кривыми башенками, округлыми входами и цветами на стенах.

Я бы завязывал пышные банты на перилах, столбах и поручных. Красные банты были бы очень похожи на огромные цветы...

И сказки бы я рассказывал на улицах, вечерами, сразу после того как фонари зажгут. Садился под фонарь изливающий фиолетовый цвет(это я специально, наколдовал бы так) отлавливал прохожих и, держа на месте их улыбкой и красивым голосом, рассказывал бы сказки. А люди потом уходили и дивились, не привиделось ли им это, был ли тот человек под фонарем, рассказал ли он сказку или где-то в другом месте услышали...

А ещё я бы рисовал на облаках. Воплощал на них смешные рожицы и трогательные мотивы, да так, чтобы одно от другого отличить нельзя было. Всегда ведь найдется кто-нибудь, кто смотрит на облака...

И много бы я ещё чего делал, без дела бы не сидел — это точно. Сказочник, а тем более волшебник в придачу, разве может сидеть без дела? У нас, волшебников и сказочников по совместительству, ой как много дел! Сделать мир чуть ярче и улыбки шире — очень важные и нужные дела.

Но я не мужчина. Пожалуй, это единственное что нельзя исправить, а так, в общем-то, всё выше перечисленное очень легко делать, благо опыт есть. Только бы весну поскорей бы, тепла и солнце, и тогда пойдет сказочник по городу глупо улыбаясь, искать себе сказок и приключений, скромно дарить то, что есть — улыбку и настроение.


Hosted by uCoz